НОВЫЕ
МАТЕРИАЛЫ
Ток-Шоу Алексея Митрофанова
Добавлены записи эфиров ток-шоу "Час Будущего", которое ведет Алексей Митрофанов на радиостанции Мегаполис-ФМ.
Новая книга Митрофанова
Пресс-Портрет
Новая рубрика Пресс-Портрет познакомит с публикациями в СМИ с упоминанием А.Митрофанова.
Новые фото.
Добавлены фотографии разных лет в фотогалерею Митрофанова.
Фото
Добавлены новые фотографии Митрофанова из его зарубежных поездок.
Видео
Постоянно обновляется раздел видео - новые выступления Митрофанова по ТВ.

Официальный сайт политической партии ''СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ''

Пресс-портрет Митрофанова





ШАГИ НОВОЙ ГЕОПОЛИТИКИ: Глава 5

Алексей Митрофанов

Шаги новой геополитики

Глава 5.Крах Потсдама. Миттельшпиль


    Слом второго воплощения Венского конгресса в ходе подготовки ко Второй мировой войне означал очередной сигнал о несовершенстве заявления права наций на самоопределение в существующих экономическо-информационных условиях. Попытки возродить германскую империю в середине ХХ века означали полную теоретическую немощь серых кардиналов европейской политики. Благостному теоретизированию по поводу естественности процессов самоопределения в Европе пришел конец. В состав германского рейха вошли территории почти всех стран Европы. Вторая мировая война была военно-политическим рычагом, который должен был вернуть мир в прокрустово ложе системы Венского конгресса. Это была военная акция, направленная на достижение политического "status-quo" существовавшего в период между войнами и закрепленного Версальскими соглашениями.
     Доктринерство, проявленное творцами Версаля в ходе войны, показало свою искусственную природу, которая никак не была связана с объективными процессами в мире. Кроме военных средств, ее творцы не использовали для поддержания Версальской системы отношений никаких других. Без объективных механизмов функционирования она не могла существовать. Как всякий искусственный механизм, Версальская система могла жить только при подводе энергии извне, т.е. при осуществлении притока соответствующих тому времени финансовых, экономических, информационных и материальных ресурсов.
     Однако, как полагали, это было излишним. Стереотипы политического поведения образца 1815 г. применялись и в середине ХХ века! И главным стереотипом являлось применение военной дубинки, опора на стратегические рубежи. Кстати, Франция дважды подвергалась стратегическому нажиму через территорию Бельгии, которая не была охвачена "стратегическим рубежом" линии Мажино. Тем не менее и накануне второго нападения Франция рассматривала эту линию как непреодолимый рубеж для врага. Но в новых военно-стратегических условиях она оказалась бесполезной. Подобными аналогиями несоответствия уровней развития теоретической мысли и реальных запросов дня изобилуют тексты соглашений Версальской мирной конференции. Именно эти коллизии создали прецедент правовой легитимности действий бонз германского Рейха в претворении их "агрессивной политики". После войны основным обвинением главарям рейха было не обвинение в нарушении международных правовых актов, но обвинение "в преступлениях против человечности". По сути дела в таком преступлении можно нынче обвинить и правительство США, поскольку на каждый вложенный в экономику Африки доллар оно получает четыре. Эти доллары уходят в США, тогда как миллионы африканских негров умирают ежегодно от голода. Стоимость одного истребителя F-15, поставленного на боевое дежурство, равна стоимости в 750 тысяч прививок против тропических болезней. Их применение спасло бы от смерти миллионы малышей в тропической Африке. Но правительство США этого не делает.
     Поэтому вполне логичным будет заключение о том, что творцы Версаля - державы Антанты и США - привели Гитлера к власти и, собственно, являются создателями фашистского Рейха. Они сделали все для этого. Они создали правовую и экономическую базу для развития германской империи. Умственный маразм теоретиков Версаля вызвал у них синдром стратегического неразличения политического объекта. Политические боссы Америки при четырех (!) президентах - Вильсоне, Гардинге, Кулидже и Гувере - поддерживали всеми доступными средствами как большевизм в России, так и националистов в Германии, вплоть до фашистов.
     С другой стороны, Россия ни словом, ни делом не способствовала нагнетанию условий для возникновения войны, поскольку не участвовала ни в подписании Версальских соглашений, ни в их выработке. Более того, именно Антанта и США созвали Генуэзскую конференцию и обеспечили там условия для экономического сближения Германии и России. Ориентация Германии на Россию вполне отвечала духу разделения и властвования над Европой победивших держав Антанты. Экономический и научный потенциал националистической Германии был бы поставлен на дело модернизации России, которой управляли "свои" люди. Сенсационный взлет Сталина к власти был совершенно неожиданен для "реальных" политиков того времени и был опущен при просчете политических сценариев относительно России. Будучи политическим продуктом эпохи, ничем не обязанным Версалю, Сталин взял курс на реализацию в политической практике собственного взгляда на историю и человеческий прогресс. Когда в середине 30-х годов выяснилась эта тенденция, было уже поздно. Американцы построили тракторные заводы в Харькове, Сталинграде, Челябинске, листопрокатные - на Магнитке, в Днепропетровске и Запорожье. В кратчайшее время эти заводы могли быть перестроены на выпуск бронеплит и танков. Аналогичные процессы происходили в самолето-, моторостроении и автомобильной промышленности. В химической промышленности Запад наладил производство пороха и взрывчатых и отравляющих веществ под видом производства минеральных удобрений. Однако те люди, которые подписывали с американскими боссами контракты, были уже не у власти, а "в местах не столь отдаленных". Контроль над этим военно-промышленным потенциалом взяли в России люди совсем не знакомые Западу, не питавшие к нему приязни и ничем ему не обязанные, включая самого Сталина.
     Обратная картина наблюдалась в Центральной Европе, где правители Германии, начиная с Эберта и Шейдемана и кончая Адольфом Гитлером, получили власть и материально-финансовые ресурсы от США и Англии. Не случайно, что "фюрер" вплоть до 22 июня 1941 г. считал "неактивную" роль англосаксов как знак молчаливого согласия с его действиями. В одном он ошибался. Новая германская империя была опасна объединенной империи англосаксов. И вовсе не потому, что ею руководил Гитлер. Нарушение политической ориентации у боссов англосаксонского властного истеблишмента как раз позволило взять власть в России большевикам, а в Германии - фашистам. О красно-коричневом синдроме буржуазные политиканы завопили опосля, но, отнюдь не до случившегося исхода событий. Этот исход напрочь перечеркнул довоенные выкладки серых теоретиков-кардиналов. Ложь их теорий должна была скрыться за "всемирной победой демократии над красно-коричневой чумой". Можно лишь удивляться, что подобный вывод был озвучен лишь через 45 лет после окончания Второй мировой войны. Впрочем, этот период является тем "сроком секретности", после которого можно озвучить ошибки Запада перед человечеством. Это срок жизни двух поколений и изменения актуальности информации примерно в 10 раз. Авось забудутся ошибки.
     Заправилы Запада вполне могли терпеть Гитлера у руля национального государства. Полномочный представитель объединенной империи англосаксов премьер Британии Нэвил Чемберлен не раз и не два благословлял "дуче" и "фюрера" на весьма представительных международных тусовках в их кампаниях по переустройству национальной жизни в Центральной Европе с приданием этому процессу правовых международных гарантий.
     Однако оба этих деятеля нарушили политическое табу Версаля. Они захотели управлять национальными империями. Подобное в документах Версальского сговора являлось прерогативой англосаксов и никого другого. Сталин, это другое дело. Россия была вне правовых положений Версаля. Как впрочем и Япония. Это обстоятельство развязывало обеим государствам руки в отношении инициатив на мировой политической арене.
     С подачи Вильсона англосаксы задолго до образования НАТО заявили о доктрине атлантизма, коренным положением которого является "status-quo" англо-саксонской империи, единственной и неподражаемой. Это явно реликт эпохи Священного союза, но никак не политический феномен, соответствующий духу времени не только конца ХХ века, но и его середине.
     Как только потенциальные "императоры" Германии и Италии заявили о подобных амбициях, англо-саксонская закулиса завопила о германско-итальянском империализме, негласно понимая, что речь идет о стратегических конкурентах и возвращении ситуации в Европе до реалий накануне Первой мировой войны со всеми вытекающими отсюда последствиями. Немцы и итальянцы, с точки зрения англосаксов, тем самым нарушили джентльменские условия Версаля о единственности и достаточности атлантической империи для мирового покоя. Кивания исподтишка "фюрера" немцев на Россию не убеждали заокеанских политиков, воспитанных на букве закона, который-то русские не подписывали - а значит не нарушали, в отличие от немцев и итальянцев. Пользующуюся аналогичным статусом Японию янки парадоксальным образом снабжали бензином и авиационным керосином во всех ее военных авантюрах в Китае, чуть ли не до времени бомбежки Пирл-Харбора. Вполне вероятно, что тяжелые авианосцы адмирала Нагано, с которых взлетели бомбардировавшие американский 7-й флот японские самолеты, были заправлены американским мазутом. Наверняка так и было. Изощренный садизм атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки можно понять лишь с точки зрения эквивалентного деяния японцев, заправивших самолеты и корабли американским же топливом. Японцы впрочем, молча утерлись по этому поводу и стараются не муссировать подробности атомного эксперимента. Более того, как кажется, японская нация благодарна янки за атомную терапию, поскольку все громче восторги по поводу особого долгожительства и необыкновенных интеллектуальных способностей "хибакуся" и их потомков. Нарождавшаяся широтная ось "восток-запад" Евразии могла явить собой образ той суперимперии, перед которой англосаксонский аналог гляделся бледной тенью. Было отчего засуетиться атлантистам. "Фюрер" немцев купился на аристократический понт. Трехлетние заигрывания герцога Виндзорского, члена королевской фамилии Британии, с Гитлером отняли у последнего способность к рациональному суждению, ослепив ефрейтора блеском близости к старейшему двору Европы. Вместо стратегической оси Рим-Берлин-Москва-Токио антикоминтерновцы получили большую дырку в середине своей цепочки. Разрушалось геополитическое пространство связности как необходимый элемент глобальной коммуникации. И весь этот грандиозный стратегический просчет за одну улыбку герцога Виндзорского! Очнувшись после последней улыбочки герцога, немецкий "император" вдруг понял, что лимит времени, ему отведенный, подходит к концу. Сталин, имея мощную "пятую колонну" в Германии и наращивая вооруженные силы, вскоре мог быстро и качественно закрыть последнюю страницу в истории Германии. Вместе с этим фактом Советский Союз мог пополниться очередными 20-22 "братскими социалистическими республиками". Западная Европа из своего политического настоящего могла стать риторическим оборотом на страницах ученых исторических трудов. По свидетельству начальника Генерального штаба Вооруженных сил СССР генерала армии С.М. Штеменко оперативный план развертывания Вооруженных Сил был готов уже 5 октября 1940г. Германия лишь ненамного упредила время его реализации, атаковав Россию 22 июня 1941 года.
     Военно-промышленный котел Германии, подогреваемый значительными финансовыми вливаниями, требовал выпуска стратегического пара. Колоссальные объемы военной продукции требовали реализации. Законы политической драмы требовали снять со стены повешенное в начале сценической картины ружье и использовать его по сценарию, дабы не случилось вырождение драмы в комедию, а великого трагика - в комедианта. Англосаксы, сидючи на островах, с интересом следили за метаниями фюрера и развязкой событий на континенте. Ситуация характеризовалась высшей степенью неопределенности.
     Сталинская Россия не была связана ни с кем никакими пактами о стратегическом партнерстве. Между тем существовало две пары таких партнеров: США - Англия и Германия - Япония. Италия, поглощая французские колонии в Африке, фактически была над схваткой этих двух пар. Морально-правовые отношения существовали между Россией и Германией (пакт о ненападении) и Англией и Японией (джентльменская старая дружба двух империй, находящихся на разных сторонах земного шара), а также между Японией и Россией, когда после драки старые соседи идут на мировую до следующей выпивки.
     Наращивание военного давления на Англию после "странной войны" 1940г. с угрозой высадки в Британии, неизбежно толкало Германию на военную конфронтацию с Америкой. Последняя была связана с Англией Атлантической хартией 1940г. Поэтому наезжать военными средствами на Англию было смертельно опасно для Германии. Липовая "борьба за Англию", раздутая Черчиллем по поводу авиационной бомбежки городов Британии германскими "люфт-ваффе", не стоила настоящей битвы с тремя-четырьмя германскими дивизиями, если бы те были высажены на Британские острова. Пресловутая битва под Эль-Аламейном, раздуваемая англосаксонскими историками до масштабов поворотной точки в исходе Второй мировой войны, обеспечивалась со стороны немцев четырьмя пехотными дивизиями, одной танковой и 300 самолетами. В то время как синхронная с ней Сталинградская битва заставила немцев ввести силы примерно в 10 раз более мощные - до 700 тысяч человек. Всего под Сталинградом были разбиты соединения 3-ей румынской, 8-ой итальянской и 6-ой немецких армий, понесших потери в живой силе более 800 тысяч человек. Потери итало-немецких войск под Эль-Аламейном составили 54 тысячи человек. Таковы факты, в том числе повествующие и о добросовестности не только политиков-атлантистов, но и их научных стилистов-историков. Несмотря на повышенное давление стратегического пара в военно-промышленном котле Германии операция "Морской лев" с высадкой немцев на острова была отложена до выяснения стратегических задумок атлантистов. Единственным направлением для выпуска милитаристкого пара оставалось восточное - на Россию. С другой стороны Япония, не обремененная отношениями с США, но получившая уже хорошие пинки со стороны России, готова была обратиться к захватам в Азиатско-тихоокеанском регионе, обратив свое внимание с севера на юг.
     Дальнейшие события в политическом партере развивались по законам формальной логики: конфликтующими парами стали США - Япония и Россия - Германия. В соответствии с той же логикой сильнодействующие положения антикоминтерновского пакта супротив желания "фюрера" втянули Германию в борьбу с атлантистами, а столь же сильные пункты Атлантической хартии обязали Англию вооруженным способом выступить против Японии.
     Сталин, со своей стороны, как бы ему ни хотелось наказать Японию за 1904 год, все же не мог допустить войны на два фронта против промышленных гигантов Евразии. Византийская логика Сталина создала логический парадокс англосаксонской прямолинейности по принципу "враг моего врага - мой друг". После чего Рузвельт решил убедить Черчилля в стратегическом партнерстве с Россией в ходе войны.
    Сталин в ходе крушения соглашений Версаля и замены их на соглашения типа Ялта-Потсдам не совершил ни одной политически значимой ошибки. Разумеется, эта логическая и политическая непогрешимость куплена ценой крови 28 миллионов граждан России. Цена Потсдама оказалась весьма большой для России. Однако в политическом и стратегическом плане миттельшпиль остался за Сталиным.

к началу страницы 
Приемная Алексея Валентиновича МИТРОФАНОВА
телефон: (495) 662-2616
e-mail: duma@alexeymitrofanov.ru
•   •   • 
По всем вопросам связанным с функционированием
сайта просим обращаться в студию ArtSPb.Ru
webmaster@alexeymitrofanov.ru
•   •   • 
Книги А.В. Митрофанова По материалам прессы Фотогалерея А.В. Митрофанова Видеофрагменты выступлений А.В. Митрофанова Послать с сайта письмо А.В. Митрофанову