НОВЫЕ
МАТЕРИАЛЫ
Ток-Шоу Алексея Митрофанова
Добавлены записи эфиров ток-шоу "Час Будущего", которое ведет Алексей Митрофанов на радиостанции Мегаполис-ФМ.
Новая книга Митрофанова
Пресс-Портрет
Новая рубрика Пресс-Портрет познакомит с публикациями в СМИ с упоминанием А.Митрофанова.
Новые фото.
Добавлены фотографии разных лет в фотогалерею Митрофанова.
Фото
Добавлены новые фотографии Митрофанова из его зарубежных поездок.
Видео
Постоянно обновляется раздел видео - новые выступления Митрофанова по ТВ.

Официальный сайт политической партии ''СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ''

Пресс-портрет Митрофанова





СТЕНОГРАММЫ ЗАСЕДАНИЙ

14 марта 2003 года. 10 часов.
Председательствует Председатель Государственной Думы Г. Н. Селезнёв


Депутат Митрофанов. Пожалуйста, Алексей Валентинович.
Митрофанов А. В., фракция Либерально-демократической партии России. Я предлагаю пункт 22 повестки дня, проект постановления по Ираку, перенести на 12.30 сегодня, на фиксированное время, потому что это принципиально важный вопрос, вопрос войны и мира.

Коломейцев и Митрофанов, по ведению.
Коломейцев Н. В. Уважаемый Геннадий Николаевич, уважаемые коллеги! Я не знал, что Олег Иванович еще и доктор. На самом деле человек мог в субботу поехать в округ - он одномандатник - и заболеть там. Поэтому наш Регламент предписывает и Конституция: если субъект права законодательный инициативы заболел, то первый раз мы обязаны перенести, а второй раз уже можем рассматривать вопрос.

Председательствующий. Митрофанов.
Митрофанов А. В. Мне кажется, что вопрос здесь однозначный. Человек заболел, и проверить, в каком он состоянии, невозможно. А сказать, что палата вправе сделать, как она хочет, поскольку она сама принимала Регламент, это вообще непонятно. Палата много чего принимала, но она не может менять... Давайте тогда вносить изменения в Регламент сейчас, вносите, и тогда будем менять.
И еще. Болеют люди: премьер болел, понимаете, заболел депутат Ищенко... Что делать? Такова жизнь. Мы говорили о том, что надо было в связи с гриппом на десять дней прекратить заседания, и сейчас бы было меньше заболевших. Но вы смеялись тогда и в итоге заразили и премьера, и сейчас депутат Ищенко заболел. (Шум в зале.)

По ведению - депутат Митрофанов. И по ведению - депутат Томчин.
Митрофанов А. В. Геннадий Николаевич, вы тоже больны, кстати говоря, вы кашляете и шмыгаете носом, поэтому, мне кажется, вам не стоит вести заседание сегодня. И с вниманием надо было отнестись к депутату Ищенко, нельзя такого было делать. Революционная целесообразность, так сказать, должна быть в других вещах, в революционных вещах, а не просто потому, что скомандовали вам - вы построились. Ну нельзя так делать, понимаете?! Геннадий Николаевич, отдохните, ей-богу, может любой...
Председательствующий. Алексей Валентинович, угомонитесь! Если...
Митрофанов А. В. Но вы болеете! Ну, вы нас заразите. Зачем это нужно? Кому это нужно? Ну заразите, потом...

Митрофанов А. В. Уважаемые коллеги, я считаю, что вопрос, который мы обсуждаем сегодня, не такой простой, как кажется на первый взгляд. И то, что мы отодвинули другие вопросы, в общем-то, оправданно, потому что речь идет о власти, в данном случае о власти в Думе. А вопрос о власти всегда беспокоит профессиональных политиков и не может не беспокоить. И в конце концов это отражается на том, какие люди будут занимать те или иные посты, а отражает, какое влияние та или иная политическая фракция имеет в Думе. И мы как раз выступаем за то, чтобы всё было пропорционально воле избирателей, то есть чтобы избиратель диктовал, кому находиться в руководстве Государственной Думы. Поэтому нужны такие механизмы на самом деле, чтобы мнение фракции по вопросу выдвижения на руководящие посты в Думе учитывалось и невозможно было потом манипулировать этим мнением. Если фракция по-другому, скажем, смотрит на ту или иную кандидатуру, значит, с этим надо соглашаться, а не пользоваться тем, что фракция находится в меньшинстве и не может обеспечить решение, как часто у нас бывает, то есть когда давят на это. Надо уважать мнение политической фракции, и в руководстве Думы должны быть представлены все силы.
Более того, я считаю, что в Регламенте должны решаться не только формальные вопросы, скажем, о количестве зампредов, но и вопросы качественного насыщения их работы: по каким направлениям они работают. Кстати, мы до сих пор не знаем, как работает вот этот механизм, механизм, так сказать, ведения заседания. Какая-то здесь бессистемность. Мне кажется, что стоит вообще ротационную систему привнести, чтобы ослабить нагрузку на Геннадия Николаевича, потому что тяжело ему, я об этом утром говорил во время заседания.
И что касается замещения Селезнёва, когда его нет, тоже надо понимать, какой здесь принцип, потому что он, так сказать, то одному поручает, то кому-то другому. Какой-то принцип должен быть. В Регламенте должны быть учтены и эти вопросы - ведение, механизм ведения и ротация, чтобы все зампреды вели, поскольку это тоже отражает... это тоже фрагмент власти в Думе. Ведущий - это важная фигура: он может кому-то не дать слова, затянуть, не обратить внимания на поднятую руку.

Председательствующий. Алексей Валентинович, да...
Митрофанов А. В. Артур Николаевич, это к вам не относится. Вы блестяще ведете, и Владимир Петрович Лукин хорошо ведет. Поэтому это относится к другому человеку, который заболел сегодня утром, плохо себя чувствовал.

Председательствующий. Давайте по существу.
Митрофанов А. В. Ротация, дальше, наделение функциями, определенными, так сказать, направлениями - мы должны понимать. И контроль над Аппаратом, о чем... (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Всё, спасибо.
Митрофанов А. В. Я не понимаю, почему коротко надо докладывать вопрос о войне и мире.

Председательствующий. Пожалуйста, докладывайте.

Митрофанов А. В. Почему это надо коротко?

Председательствующий. В соответствии с Регламентом. Пожалуйста.
Митрофанов А. В. В соответствии с Регламентом... Я думаю, что товарищи выскажутся по этому вопросу, потому что речь идет о важнейшем вопросе. Весь мир 80 процентов времени сейчас посвящает проблеме Ирака, понимая, что вся экономика связана с этим. И ожидание высоких цен, и наше наполнение бюджета, в том числе и помощь ветеранам связаны прежде всего с тем, как развернутся дела по Ираку. Сейчас мы себя три года счастливо чувствуем, на нас упал золотой дождь, цена порядка 33-34 долларов за продаваемую Россией нефть. А что будет завтра? А как может развернуться ситуация через полгода?
В этой связи прошу вас обратить внимание на сегодняшний проект постановления, внесенный фракцией ЛДПР, депутатом Жириновским, об обращении “К Президенту Российской Федерации В. В. Путину о неотложных мерах в связи с неизбежностью применения Соединенными Штатами Америки военной силы в отношении Республики Ирак”. Мы хотим сказать, что, наверное, мы, как никто, знаем иракскую проблему и плотно ею занимаемся последние двенадцать лет, после того как руководство КПСС потеряло полностью инициативу в этом вопросе и, так сказать, фактически продало Ирак в 1990 году, поставив его под санкции. Мы хорошо знаем этот вопрос, в том числе его тончайшие нюансы, в том числе и ту ситуацию, которая складывается сейчас.
Что мы предлагаем? Наш подход отражает концептуальные изменения сейчас позиции России, концептуальные изменения, принципиальные. Когда-нибудь, через какое-то время вы поймете, насколько мы были правы, так же, как мы были правы с Югославией. Мы потеряли же Югославию! Ну вот мы посредничали там, ездили, ездили делегации туда, я возглавлял одну из делегаций, мы близко работали со многими политиками югославскими - что мы получили в финале от Югославии? Ни-че-го! Какое там сейчас наше влияние? Никакое. Из-за того, что мы неправильно расценивали свою позицию.
Сейчас Россия единственное что делает - Россия угрожает применением вето в Совете Безопасности против Соединенных Штатов. Ну, допустим, представим, что вето в Совете Безопасности проходит, американцы в одностороннем порядке идут на эту операцию и заходят в Ирак. Поделятся ли они потом с нами, то есть учтут ли они экономические интересы России? Нет. Мы опять потеряем Ирак, потеряем все наши интересы. Более того, мы подставим под удар наших друзей, с которыми десятилетиями мы поддерживали отношения, потому что ясно, что, если туда зайдут американцы, ничего хорошего ни для руководства партии Баас, ни для тех, кто сейчас управляет Ираком, не будет. Это совершенно ясно, это понимают иракские друзья. Может быть, они не всегда официально могут это сказать, но они прекрасно понимают. Что мы предлагаем? Концептуальное изменение позиции, то есть неприменение вето в Совете Безопасности - раз и второе - возможность согласованно с американцами зайти в Ирак нашему военному контингенту, получив определенную зону. Помните, в Югославии мы всё время говорили, получат ли наши миротворцы какой-то сектор. Никакого сектора нам не дали. Мы соучаствовали вместе с американцами и там, между прочим, кое-какую роль сыграли. Непонятно, правда, что мы с этого получили.
Ирак - совсем другое, Ирак - это ситуация на мировом рынке нефти. От Ирака мы все зависим, все зависим от этой ситуации в Ираке, поэтому получение нашего сегмента в операции... Американцы боятся жертв, поскольку они боятся крови, и могут пойти нам навстречу, если мы резко изменим нашу позицию сейчас. Но это надо делать молниеносно, в течение оставшихся двух дней, почему сегодня и надо рассмотреть это, перед голосованием в Совете Безопасности. С одной стороны, мы можем своим вето разрушить отношения с Америкой, но ничего не приобрести. Если мы не применяем вето, а предлагаем американцам, мы добиваемся многого: мы вместе с ними заходим, мы сохраняем отношения с американцами и помогаем иракским друзьям, так сказать, сохраниться, сохраняем определенные кадры, помогаем им выехать и так далее. Что мы будем делать, говорить не будем вот здесь, в этом зале, - понятно, что мы будем делать: кому надо - поможем, вот. И это реальная помощь в ситуации.
Что сейчас выбрать? Мне кажется, что надо выбрать этот прагматический подход. Вы помните, как Сталин маневрировал перед войной? Сначала пытался договориться с европейскими демократиями, понял - это бесполезно, повернулся к Гитлеру. Через два дня газета “Правда” прекратила критиковать фашистов и начала позитивно как бы влиять на ситуацию. Потом началась война, опять мы пошли вместе с социал-демократией. Война закончилась - мы опять против англичан и американцев пошли. В этом и есть реальная жизнь и реальная политика. Сталин позиционировался в зависимости от изменения обстановки в мире и в этом был гениальным, конечно, политиком. Мы же вот приняли эту линию - телега нас куда-то тянет, тянет, тянет... Мы не можем развернуться нашей быстрой дипломатией, так сказать, принимать быстрые, грамотные решения в интересах страны.
У нас огромные интересы в Ираке! Я вам скажу, что потери наши от санкций - 30 миллиардов долларов, по расчетам, долг - 8 миллиардов долларов и возможные контракты... ну, в общем, на 50 миллиардов долларов там бизнеса, так при приблизительных подсчетах. Но дело еще не в этом, мы сейчас и весь мир, кстати, не только мы, не надо говорить, что мы больше других, и Европа, и Америка - все зависим от цен на нефть. Цены на нефть оказывают влияние на все биржи, на все рынки, на валютные рынки. Поэтому всё, что будет происходить в Ираке, каждый выстрел, каждое передвижение, - всё будет отражаться на мировых биржах. И мы должны там присутствовать. Мы должны там присутствовать не только своими словами, вето там и так далее, а присутствовать непосредственным образом. Вот это предлагает ЛДПР. Как гипотезу мы предлагаем некий раздел с американцами: получив северную часть Ирака с месторождениями Киркука, так сказать, пойти туда, где курдское население, которое, кстати, хорошо нас примет, с курдами есть близкие связи. И ввод нашего контингента не вызовет оппозиции со стороны иракцев и не вызовет оппозиции со стороны курдов. Хорошее отношение, русских любят, понимаете? “Русия” - это же великое слово! Сейчас, когда русские специалисты улетают оттуда, арабы в панике, они понимают, что это предвестник войны. Если русские придут, встреча - отвечаю вам - будет точно такая же, какая она была, когда мы взяли аэродром, то есть когда наш контингент занял аэродром в Югославии, но, к сожалению, продолжения вся эта история не получила, потому что мы фактически дали американцам возможность, некоторый такой шок сделали, для того чтобы американцы за два дня вошли в Косово. Это была, конечно, согласованная линия и совершенно не выдуманная командиром батальона, как потом нам рассказывали. Это была операция прикрытия американцев, которая была согласована между Ельциным и Клинтоном, безусловно. То есть чтобы американцы не встретили серьезного сербского сопротивления, их ослепили, так сказать, переброской наших войск. Так было сделано тогда, и сейчас можно сделать нечто подобное. Нам нужно что-то делать.
Я считаю, что мы должны использовать весь опыт, в том числе опыт предвоенного маневрирования, быть очень быстрыми, поскольку накануне войн вообще всегда надо принимать быстрые решения. И нельзя однажды принятую схему, так сказать, давить дальше. Мы, кстати говоря, впадаем в иллюзию, что, так сказать, втыкаем какие-то противоречия между Европой и Америкой. Ерунда, они всегда договорятся в итоге. Поэтому никакого альянса с европейцами поддерживать не надо. Это очередная наша глупость и иллюзия. Что нам дал альянс с Германией и Францией? Вот мы упиваемся этим альянсом. По Калининграду они не подвинулись, ничего не сделали нам, да? По визам шенгенским ничто не продвинулось. В чем альянс? Я понимаю, если бы пришел к нам Иванов и сказал: дорогие друзья, за то, что мы сейчас наложим вето, я решу вопрос по Калининграду и плюс у нас будет шенгенский въезд, скажем, для граждан России. Ну хоть какая-то торговля!
Я понимаю, что коммунисты бы сказали, что нам не нужны все эти подачки, это ерунда, не та цена. Но можно было бы торговаться! Ну какой смысл в том, если нам говорят: мы в коалиции с немцами и французами, мы братья. А эти братья, фракция социал-демократов Германии, внесли в Европейский парламент, вы знаете (кстати, никто не обратил на это внимания), предложение о привлечении к суду Президента Путина за военные преступления в Чечне? Это же сигнал! И это же союзники по вот этой коалиции, которые тянут нас, так сказать, вместе с ними вето там какое-то применить! Это что, сумасшедшие, что ли, нормальные или нет? Поэтому никаких признаков дружбы с Европой нет. Нам нужно, конечно, поддерживать, так сказать, с главным империалистическим хищником отношения, куда деваться, так сказать, и Сталин с ним делил мир. А что, ничего необычного, как говорится, это реалии нашей большой политики: никуда не денешься, надо с ними, так сказать, вступать, и в том числе предпринимая меры (еще раз подчеркиваю это) по спасению иракского народа, по спасению партии Баас, по спасению руководства партии Баас. Это последний шанс, потому что, если они туда войдут, никто не будет спасен, будут самые тяжелые, так сказать, последствия.
Я предлагаю коллегам, во-первых, высказаться по этой теме, потому что я считаю, что сейчас, накануне ключевого голосования в Совете Безопасности, нужен мозговой штурм. Хорошо, что это публичный штурм, под камерами и так далее. Соответственно, некоторые мнения дойдут до Президента Российской Федерации, и Президент, может быть, в последний момент по-сталински даст команду нашему представителю выйти в туалет во время голосования. И всё, да? И мы вопрос решим. Не воздержаться и не применить вето - вышел со словами “одну минутку, я занят” и ушел, или скажет: “Мне надоел этот балаган”. И не применить вето в Совете Безопасности, как, кстати, Сталин сделал в отношении ближайшего союзника Советского Союза - Северной Кореи. Поэтому... (Шум в зале.)

Председательствующий. Уважаемые коллеги, регламент - 15 минут. (Шум в зале.) Вносите потом...
Заканчивайте, Алексей Валентинович, пожалуйста.
Митрофанов А. В. Я заканчиваю и предлагаю товарищам высказаться.
Товарищи что-то покрикивают. Вы что-то вообще, наверное, не понимаете, о чем речь идет. Вы не понимаете... А что вы понимаете? Да что вы понимаете, так сказать?! Что, что вы понимаете?! Мы все зависим... Мы же как партия не зря десять лет ездили в Ирак. Мы знали, что там узел мировой политики, там решаются многие вопросы. И сейчас мы зависим от этого. Это вы сейчас сидите и говорите, что бюджет наполняется. Да если бы такое счастье было в 1998 году, у нас бы и дефолта не было. Я имею в виду высокие цены на нефть. У нас не было бы дефолта, и мы вышли бы из всех ситуаций, президент был бы у нас другой - Немцов Борис Николаевич... Борис Ефимович (я извиняюсь). Так что он бы был президентом у нас, это ясно совершенно, но он попал в другую ситуацию. 15 долларов за баррель - и всё закончится! Весь ваш кайф и все разговоры про ветеранов, про всё, про помощь женщинам, про пособия - всё закончится, вся лавочка! Может быть, коммунистам это нужно, я не знаю.
Но на самом деле это серьезный вопрос - вопрос и о прогнозе цен, и о нашем влиянии на эту цену. Ведь в свое время Советский Союз влиял на цену мировую. Вы знаете, это было не просто: Советский Союз контролировал пятерых участников ближневосточного процесса - Ирак, Иран, Ливию, Сирию и Организацию Освобождения Палестины, американцы - Саудовскую Аравию, Кувейт, Катар и так далее. И мы делили мир, мы решали вопросы. И цена на нефть не случайно повышалась, а в результате направленных операций. Когда Советский Союз разрешил выехать евреям, из-за этого возникли обострения, война, закрытие проливов, взлет цен на нефть и так далее. Операцию координировал Хаммер, с нашей стороны - Брежнев, Андропов. Это была узкая, так сказать, направленная операция, но люди обеспечили своей стране на восемь лет долларовый поток. Они умерли, и, к сожалению, всё изменилось. А те, кто сменил их, к сожалению, этой темы всей не знали, они не знали, что главное - это не подъем машиностроения и не ускорение роста народного хозяйства, а крупные внешнеполитические операции, из которых можно получать как дольщику мирового процесса так много денег, как никто никогда не получит.
Поэтому я считаю, что мы должны проголосовать сейчас за, концептуально обсудить эту идею, так сказать, нового деления на Ближнем Востоке, новые схемы, которые мы предложили, предложить Президенту не применять право вето, но не прямо отказавшись, а пойти по какому-то хитрому сценарию, может быть, он придумает что-то еще, но, по крайней мере, вето не должно применяться, это точно. Это ничего не даст. И Ираку ничего не даст. Кратковременно в моральном плане арабам понравится это, больше ничего. С американцами испортим отношения, и с арабами ничего не сделаем, так сказать, потому что операция начнется без нас, а мы будем плакать, как в ситуации с Югославией.
А потом отзовем Виктора Степановича Черномырдина с Украины... (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Всё. Пожалуйста, другое мнение. Пожалуйста,

Председательствующий. Есть другое мнение? Митрофанов, пожалуйста.
Митрофанов А. В. Уважаемые коллеги! К Владимиру Петровичу особенно обращаюсь, как к человеку, которого не тревожит Гондурас уже давно. Я хочу сказать следующее. Нам не нужно ратифицировать Европейскую социальную хартию, как и многие другие документы, которые привязывают нас к европейской системе правовых ценностей. Мы видим только неприятности от всяческих ратификаций, которых мы провели за десять лет массу в этом зале. И везде был один и тот же аргумент, вот десять лет я слышу одно и то же: обязательно надо ратифицировать, причем надо торопиться, потому что это нам даст то-то, то-то, здесь мы получим то-то, то-то. Вы радовали нас вступлением в Совет Европы. Помните, как говорили: надо вступать в Совет Европы? Только ЛДПР выступала против вступления в Совет Европы. Но дико радовались, вступили, наконец, платим взносы и получаем по морде за это. Это организация, куда нас, так сказать, как детей вызывают и учат жить. Оттуда, из ОБСЕ, едут всяческие делегации, они лазят по Чечне, там, сям, проверяют что-то, смотрят, учат нас жить. И все эти форумы, все ратификации, все эти конвенции только для одной цели: контролировать Россию политическим, так сказать, путем, иметь легальную возможность вмешательства во внутренние дела Российской Федерации для того, чтобы брать в руки документ и говорить: а вы же подписали! Мы сдуру, слава богу, еще не ратифицировали, но подписали сейчас документы о Гаагском трибунале, по преступлениям против человечности. Что мы сделали, вообще, что мы сделали? Буш молодец - просто отозвал подпись Америки, и всё. Мы подписали. И вы вынесете на ратификацию, и опять мы подпишем. Но это же противоречит интересам России, противоречит, потому что завтра или через год, через два, через три руководителей России потащат в этот трибунал и будет как с Югославией, как с югославскими руководителями, понимаете? Что касается Европейской социальной хартии, так сказать, если к ней вернуться, там тоже содержатся нормы и стандарты, из-за которых потом возьмут в руки документы и скажут нам: а вот это, а вот это, а вот это... И будут ездить бесконечно инспектора.
Благодаря вступлению, присоединению, так сказать, к Совету Европы мы с радостью выходим из Приднестровья, потому что так Европа постановила. Мы не можем там находиться, мы выходим из Приднестровья, они давят на нас. Это одно. Мы отменили смертную казнь. Что нам дала эта отмена смертной казни? Ничего. Денег они не дали. Мы же рассчитывали, что денег дадут. Вы нам кричали, что сейчас попрут деньги мощным потоком... (Микрофон отключен.)

Пожалуйста, Митрофанов Алексей Валентинович.
Митрофанов А. В. Пользуясь присутствием Владимира Семёновича, представителя Калининградской областной Думы, я хотел задать ему вопрос. Правда ли, что Калининградская областная Дума внесла в Госдуму проект закона об отмене визового режима на въезд в Калининград? То есть вы обратились с таким предложением в отношении иностранцев, не имея в виду ответный, так сказать, характер? И как вы голосовали в Думе? Это какое-то коллективное решение было? Есть резолюция Калининградской областной Думы? Потому что это очень серьезное решение, как вы понимаете, политического плана, гораздо более важное, чем географические названия. Спасибо.

Председательствующий. Алексей Валентинович, не совсем по теме. Можете отвечать, можете нет. Пожалуйста.
к началу страницы 
Приемная Алексея Валентиновича МИТРОФАНОВА
телефон: (495) 662-2616
e-mail: duma@alexeymitrofanov.ru
•   •   • 
По всем вопросам связанным с функционированием
сайта просим обращаться в студию ArtSPb.Ru
webmaster@alexeymitrofanov.ru
•   •   • 
Книги А.В. Митрофанова По материалам прессы Фотогалерея А.В. Митрофанова Видеофрагменты выступлений А.В. Митрофанова Послать с сайта письмо А.В. Митрофанову