НОВЫЕ
МАТЕРИАЛЫ
Ток-Шоу Алексея Митрофанова
Добавлены записи эфиров ток-шоу "Час Будущего", которое ведет Алексей Митрофанов на радиостанции Мегаполис-ФМ.
Новая книга Митрофанова
Пресс-Портрет
Новая рубрика Пресс-Портрет познакомит с публикациями в СМИ с упоминанием А.Митрофанова.
Новые фото.
Добавлены фотографии разных лет в фотогалерею Митрофанова.
Фото
Добавлены новые фотографии Митрофанова из его зарубежных поездок.
Видео
Постоянно обновляется раздел видео - новые выступления Митрофанова по ТВ.

Официальный сайт политической партии ''СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ''

Пресс-портрет Митрофанова





СТЕНОГРАММЫ ЗАСЕДАНИЙ

Здание Государственной Думы. Большой зал.
16 сентября 2005 г. 10 часов.


Председательствует Первый заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Л.К. Слиска


Митрофанов Алексей Валентинович.
Митрофанов А. В. Два предложения. Первое - протокольное поручение наше Комитету по международным делам в связи с эпизодом захвата летчика в Литве вчера. То есть в Грузии бьют журналистов, в Литве захватывают летчика. Настоящие признаки санитарного кордона по всей территории Российской Федерации. И непонятно, кто что делает. И опять МИД предпринимает какие-то усилия вместо того, чтобы уже десантную бригаду туда ввести и забрать летчика. То есть МИД предпринимает усилия, какого-то консула послали чудного.
И второй момент. Проект постановления, я скажу позже, о снятии с летной эксплуатации самолетов типа Боинг 737-300.

Митрофанов А. В. Уважаемые депутаты! Я поддерживаю жесткие высказывания и оценки, которые были даны Владимиром Вольфовичем Жириновским. И в развитие того, что уже было сказано, вам напомню, что если начнутся расследования серьезные, это не расследования, правильно ли вел себя Патрушев или руководители ФСБ в Беслане - это технологические вопросы. А мы вспомним более серьезные вещи.
Это события 1993 года, события, когда в указе 1400 вторым пунктом, Сергей Николаевич Бабурин, было написано: проведение выборов президента 12 июня 1994 года. Но после победы Жириновского на выборах в 1993 году все, все забыли этот пункт. Ну все забыли. И Ельцин смеялся над всеми. Никто даже не вспомнил, что президент пакетом обещал развести Верховный Совет... выборы в Госдуму и, так сказать, тут же обещал через полгода выборы президента. Но нежелательный исход выборов, так сказать, и все об этой теме забыли. И был бы у нас президент Жириновский, как Лукашенко победил в том же июне 1994 года на той же нашей волне. Абсолютно, так сказать, с нашими лозунгами, с нашим темпераментом и динамикой. Новый человек, который пришел в Белоруссии, и сейчас там правит 10 лет.
Вот то же самое было бы у нас. Все это поняли, и - тишина. Ни один человек за, так сказать, 11 лет не вспоминал это, что "кинули" по главному обстоятельству, забыли про выборы президентские. Сейчас идет дискуссия: останется ли Путин там, не останется Путин и всё. А чего же вы забыли про то обстоятельство 11 лет назад? И все время говорят: "Вот при Ельцине была демократия, многопартийность" там и так далее. Ничего подобного! При Ельцине стреляли из танков в парламент, вот, что было! И били омоновцы депутатов, вот это было. И 500 трупов лежат, и никто не расследовал эту ситуацию, и никому это не надо до сих пор.
Мы были за амнистию в 1994 году, как временную меру - выход из того тупика, который находился в обществе, чтобы дальше не пошла гражданская война. Но дальше-то мы имели в виду, что совсем забывать - это другая крайность. Это другая крайность! Вот, что надо расследовать, и другие обстоятельства, так сказать, которые... обстоятельства распада государства 1991 года - вот масштабный вопрос. Вот давайте пригласим там и Ельцина, и Горбачева, и Примакова, и Кравчука, и Бурбулиса, и Геращенко, и спросим их: куда делись деньги во Внешэкономбанке, как можно было обанкротить банк, где хранилась валюта всей страны? Где товарищ Геращенко, куда отогнал эти деньги, да, вместе с Примаковым? Ну, давайте это всё, так сказать, расскажем. Какую роль Горбачев...
Председательствующий. Спасибо.
Бабурин Сергей Николаевич.

Митрофанов А. В. Спасибо. Спасибо, Сергей Николаевич и Любовь Константиновна.
Речь идет об изменении в статью 15-ую абзац 9 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации" по вопросу управления государственным внешним долгом.
Так статья 15-ая абзац 9-ый, после слов "осуществляет управление государственным внутренним и внешним долгом Российской Федерации" дополняется предложением "по согласованию и только после утверждения Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации".
Очень короткий документ, но очень важный. И надо отметить депутата Курьяновича Николая Владимировича, вот он, к сожалению, так сказать, в настоящий момент не может докладывать этот закон, что он поднял очень важную тему - это вопрос об участии Государственной Думы в управлении внешними и внутренними долгами.
Я знаю аргументацию противников этого закона, да, то есть наших предложений, сейчас будут говорить о том, что это нарушает Конституцию, в Конституции сказано, вот. Не сказано этого в Конституции. Вот.
Согласование - это мягкий процесс, вот, и это не значит, что мы управлением внутренним и внешним долгом, это не так, мы не управляем внутренним и внешним долгом, но с Думой согласовываются, так сказать, какие-то параметры, и Дума, по крайней мере, так сказать информируется в этом смысле, и тем более согласование - это такой, знаете, достаточно обтекаемая формулировка и мягкая, и после утверждения Государственной Думой.
Но давайте всмотримся в суть этого законопроекта. Ведь действительно государственные долги, измеряемые миллиардами долларов - это долги всему населению Российской Федерации.
На практике получается, что несколько чиновников Минфина, а именно так, вот, принимают решения, которые, так сказать, просто меняют судьбу целого народа, да? Этих чиновников никто никуда не избирал, вот, и часто их фамилии вы даже и не знаете на самом деле.
Когда Михаил Михайлович Касьянов занимался внешними долгами, об этом знало несколько депутатов Госдумы, и, так сказать, там, узкая группа предпринимателей в городе Москве и сотрудники Министерства финансов. Всё, да? Всё. Но это был вопрос важнейший, касавшийся просто судеб, так сказать, миллионов людей.
Как принимаются эти решения? Как принимаются решения о списании миллиардов долларов? Почему они принимаются?
Нам хорошо известна история иракского долга. Мы в этом зале 10 лет боролись по иракскому долгу! Десятки предложений давались правительству: как его погасить, какие схемы есть, как можно это делать. Нам говорили одно: нельзя - санкции, нельзя - санкции, нельзя - санкции. Все страны, в том числе Турция, я не говорю об Иордании, все решили вопрос и получили долг с Ирака при Саддаме еще. Не могли получить только мы. Игорь Иванов нам говорил про санкции, минфиновцы говорили: "этот вопрос не рассматривается, этот вопрос политическийЦ. Пришли - санкции сняты. Пришло новое Правительство Ирака - наш долг списан. Я вас всех поздравляю! Это результат нашей огромной работы в этом зале - 10 лет.
Долг Ливии - 2,7 миллиарда долларов. Ливия платежеспособная страна, она может платить. И она платила бы, и такие варианты предлагались депутатами Государственной Думы, потому что стоял вопрос о снятии санкций с Ливии. И мы могли перед снятием санкций жестко поставить вопрос: рассчитаетесь, будем вас поддерживать по санкциям, то есть по отмене санкций, нет - наложим вето. Все, простой разговор, который понимает любой жиган на улице. Но у нас не понимают, в Минфине этого не понимают разговора. Вот. Поэтому келейное решение вопроса о списании, об управлении долга.
Я говорю о внешних долгах, еще внутренний долг. Никто не говорит о том, что будет с долгом перед населением со стороны Сбербанка Российской Федерации. Даже Сталин, который брал облигации, выдавал облигации, когда займы у населения проводил. Он мог ничего не делать, сказать: "мы кровью это оплатили и отстаньте, вы понимаете, куда идут эти деньги", но он выдавал облигации. И потом при Брежневе с населением рассчитались. Сейчас же этого не происходит.
Почему Сбербанк становится все более частным? Ведь вы знаете, что частные компании становятся держателями акций Сбербанка. И в то же время Сбербанк не рассчитался по обязательствам. Государство не принимает обязательства перед населением. Что это вообще за политика такая? Почему сейчас, когда у нас хорошие финансовые показатели и возможности, почему сейчас не выдать облигации по долгам 1991 года с расчетом в 2025 году? Ну вы подумайте, особенно правящая фракция, это же рычаг давления на население на 25 лет.
Ну, неужели нельзя выдать эти бумаги, так сказать, и люди бы могли на вторичном рынке, кто хочет, за какой-то процент с дисконтом отдать кому-то, и так далее. Ну, хоть что-то получить. Нельзя же так делать, так сказать.
Банк процветает, строится, акционеры частные получают там что-то такое. Какие-то частные акционеры. Как без нас, без тех, кто потерял в Сбербанке, появились там частные акционеры? Что это вообще за политика такая? Банк был государственным, становится частным, кому-то продает акции, ... или еще кому-то, так сказать. Ну, а мы причем тут? Давайте разбираться.
В понедельник приезжает в Москву видная делегация Анголы, и будет решаться вопрос по ангольскому долгу. В понедельник это будет, переговоры с Кудриным, очень важные. И тоже там неясность. Там очень тонкие, так сказать, вопросы финансовые. Так сказать, никто не ставит общество, так сказать, в курс этого дела. Минфин, 3 человека чего-то там пытаются келейно решать. И от этих 3 человек мы будем зависеть в отношениях с Анголой - богатейшей страной, где есть нефть, алмазы, где есть возможность развивать, где есть военно-стратегическое положение. Но если мы испортим отношения во время этих переговоров по долгу, то на десятилетие будем отброшены благодаря каким-то людям, которые чего-то там черкают бумагами в департаменте Старчака. Да, так сказать, сидят там и чего-то делают. Да? Мы не знаем, что они делают.
Я вам даю развернуто эту картину, потому что это картина удивительная. Это картина удивительная, когда несколько чиновников не, так сказать, наделенных никаким доверием народа, никем не избранных, просто кем-то назначенных, взятых из каких-то НИИ, так сказать, в свое время, решают судьбы целых стран. Эта хуже монополия, чем олигархи. Я вам честно скажу, что Минфин превратился в организацию круче всех олигархов в стране.
Это и есть главный олигарх, то есть ловля наших вот этих смешных олигархов. Там нашли у Ходорковского 100 миллионов или еще, да это ерунда, по сравнению с тем, что одним росчерком пера, так сказать, в Минфине решаются вопросы на миллиарды долларов. Кто-то прощает 8 миллиардов долларов Ираку, да? А здесь бегают и ищут: так, что у вас в "Апатитах"? 100 миллионов? А, украл. Он украл, он жулик. Да, он жулик. Но главнее, чем Минфин, жуликов нет. Нету главнее, мощнее и развернутее. Я в хорошем смысле говорю "жулики", чтобы потом в суд на меня не подавали. Вот.
Поэтому с них и надо спрашивать, с них и надо спрашивать. И мы делаем мягкий вариант такой, мы просим: давайте управление долгами по согласованию, поставьте нас в известность, о чем вы будете в понедельник говорить по ангольским долгам. С Копелипой и, так сказать, с министром финансов, который приезжает. Копелипа - это второе лицо в Анголе, генерал, так сказать, известный очень, который воевал и учился в Советском Союзе. Вот. Он приезжает на эти переговоры. Хотите вы выстраивать отношения с этой богатейшей сейчас страной Африки, и очень влиятельной? И вообще работать в Африке?
Мы мучаемся с нигерийскими сейчас нашими ребятами, моряками, кто там. Да этот вопрос бы ангольцы решили в пять минуть одним звонком. Просто бы на самолете прилетели и забрали бы, если бы у нас была политика согласованная. Но те, кто занимается долгом, они говорят: а нам все равно, мы бухгалтеры. Но страной не могут управлять бухгалтеры. Что, если бы Сталину во время войны бухгалтерша какая-нибудь из Минфина говорила: у нас нет денег на танки Т-34. Ее повесили бы вниз головой. И правильно сделали бы, потому что, так сказать, не о ней сейчас вопрос идет. И также и здесь.
Должно быть политическое руководство страны. Оно должно принимать решения. Депутаты должны знать об этом и докладывать избирателям. Чиновники в Минфине должны скрипеть перьями. А они так серьезно сидят, что из скромного директора департамента Михаил Михайлович превратился у нас в премьера и кандидата в президенты. Почему? Да потому что он сидел на долгах.
Объясняю вам, почему он сидел. Потому что он сидел на таких темах, за которыми шли миллиарды долларов. Его один звонок по телефону во время парижских переговоров в Москву знакомым коммерсантам давал сотни миллионов долларов. И мы это знаем очень хорошо, и кому давал, и как. Вот. И это не какая-то кража в Апатитах или еще где-то. Это простой телефонный звонок. Покупайте вэбэвки с одним словом. И все. Потому что мы договорились. И завтра, так сказать, там курс повышается и все. Вот этого не должно быть. Не должно быть ведомственной келейности. Должна быть более-менее, так сказать, открытая ситуация. В том числе, обращаю внимание главное нашей фракции, это в ее интересах. И управление внешним долгом - это управление людьми. И внутренним тоже. Внешний долг - это влияние на мир, внутренний долг - влияние на избирателей на своих. Если вы решите вопрос, допустим, даже пробьете за это время, выдадите векселя населению перед выборами, скажем, Сбербанк пойдет на то, чтобы учитывать эти долги. Вы будете иметь серьезный рычаг управления и влияния на избирателей.
Если вы будете знать о том, как управляются внешние долги, вы будете влиять на мир реально, на Ирак, на Ливию, которая до сих пор не расплатилась. Потому, что опять сидели чиновники, они не могли взаимоувязать голосование в Совете безопасности и долги.
Когда я говорил в Минфине, им говорю: "Ну подойдите в МИД, сделайте общую позицию, припугните ливийцев, что вы не будете голосовать за них". - "Это не наше дело, мы вот заняты. Вот, вот счетами, да, выверкой из счетов". Все. А в МИДе говорят: "А мы вообще этим не ..., долги не наша тема".
Ну сумасшедший дом. Да, никто не управляет страной. И мы не видим серьезного подхода, системного подхода и простых и понятных решений. Те решения, о которых я говорю, понятны каждому человеку, то есть внятные и абсолютно конкретные.
Поэтому Конституция разрешает согласовывать. Согласование это обтекаемая формулировка. Это можно сделать, ничем правительство хуже от этого не будет, пусть хотя бы... Мы же не говорим, что мы хотим подписывать все эти сделки. Не дай Бог, зачем нам это? Потом 20 лет в прокуратуру бегать как Касьянов и те, кто подписывали бумаги там. Эта дача то, что ему приписали - это детский сад. Вот когда полезут в эти дела, там будет сумасшедший дом, реально. Там все узнают такие суммы, от которых просто сойдут с ума, сразу, немедленно. То есть можно увозить прокуроров немедленно в сумасшедший дом, потому что дело Ходорковского покажется им детскими шалостями, развлечением ребят в 1994-м году.
Поэтому, чтобы это было - минимальный контроль. Комиссия Никитина много лет работает. Одно время эффективно, когда еще к Думе прислушивалась. Сейчас вообще, я даже не помню, кто-то в ... вообще советуется с вами? И комиссии нет, и вы видите, комиссии нет. Ничего нет, вообще. Тогда еще мы как-то их чего-то там дергали, просили хоть бумаги показывать, и они чего-то там боялись, там и так далее. Мы давали... Сейчас вообще это ведомственная монополия. Чем они занимаются, никто не знает.
Поэтому я считаю, что это наша цеховая солидарность депутатская, должна заставить нас сегодня проголосовать за этот закон, внесенный депутатом Курьяновичем, да, потому что мы должны реально расширить свои возможности.
Это смешно, когда во время бюджета каждый из нас будет биться за какой-то мост у себя в регионе, да, а в этом время в Департаменте внешнего долга будут решать вопросы на десятки миллиардов долларов.
Кто-то скажет: да ладно там долги, спишем, черт с ними, с Сирией, ну что там 10 миллиардов, туда - сюда, так сказать, у нас бюджет большой, давай 90 процентов спишем. Вот так вот строится страна. Это смешно? Это смешно, когда ей управляют люди, которые подписывают каждый день кассовые ордера на исполнение бюджета. Мы знаем, это несколько человек в стране. Несколько Татьян, которые подписывают, так сказать, это все.
У нас что, президент правит? Нет. У нас не президент правит и не премьер, который по четвергам дает накачки министрам. И даже Греф для вида. Реальные люди, которые подписывают каждый день кассовые ордера на исполнение бюджета. И эти люди кому подчиняются, я не знаю.
Я пытался 10 лет это выяснить, я не мог выяснить, кому они подчиняются в итоге. По-моему, сами себе. И Кудрин, непонятно, так сказать, он, кстати, не подписывает тоже, как я понимаю. Поэтому... ну, он, так сказать, политический комиссар, а вот те, кто подписывает, я не понимаю, кому они подчиняются.
И наш закон - попытка минимально (подчеркиваю, минимально) согласовывать хоть какие-то параметры. Очень мягкая, так сказать, и деликатная попытка.
Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо, Алексей Валентинович.
Содоклад сделает Александр Петрович Москалец.

Заключительное слово. Алексей Валентинович Митрофанов с места.
Включите микрофон.
Митрофанов А. В. Уважаемые коллеги, я прошу вас поддержать этот закон. Дума, которая не отвечает, так сказать, чаяниям избирателей, которая не контролирует главное, и не хочет получить эти права. Это очень странное явление тогда. Это очень... И тогда это юридический департамент при Правительстве Российской Федерации. Так и надо сказать. Значит, мы должны получить должность там инспекторов, инструкторов, заместителей, заведующего, там и так далее. Надо так и сказать - большой юридический отдел при Правительстве Российской Федерации. А другого варианта нет.
Что касается сути вопроса. Я обращаю ваше внимание, что речь идет об управлении государством внутренним еще, не только внешним. Многие выступающие сосредоточились на внешних долгах, ну есть еще внутренний долг.
Давайте разберемся с 1991-ым годом, со Сбербанком. Там же колоссальный долг перед населением. Ну это же наглость, когда говорят, что мы богатые, активы Сбербанка растут, у Центробанка там свыше 150 миллиардов долларов. А перед населением вы рассчитались? Вы 15 миллиардов - рекордный платеж по Парижскому клубу летом сделали. А по внутренним долгам по своим? Вы что забыли про население? Ну хорошо, не хотите деньги, дайте акции Сбербанка, растворите и дайте нам акции Сбербанка. Я хочу взять это акциями Сбербанка, пусть самыми ничтожными. Ну, дайте что-то. Что же? Как же так векселя, украдены деньги в 1991-м году, никто вообще об этом не думает и никто не ставит об этом вопрос. Внешние долги - мы говорили.
Мы уже взрастили на внешних долгах одного влиятельного кандидата в президенты, да? И не просто так он там взрос, потому что среда замечательная совершенно. За одной подписью стояли сотни миллионов долларов, и разобраться в этом ни одна комиссия Счетной палаты никогда не может, потому что это дела финансовые - такие дебри, там контракты на 60 страниц, где каждое слово весит. Нужны юристы мирового класса, чтобы понять все хитросплетения, которые там заложены. Это тоже мы привлекать не можем.
Поэтому никогда никто, ни одна комиссия не разберется в этом. Вот пришлось Касьянова хвать за дачи, да, так сказать, за сосновки, там еще за что-то, выяснить, что машину где-то неправильно припарковал и прочее.
А реально, там речь идет о сотнях миллионов долларов, если не о миллиардах. Думаю, о миллиардах. Артур Николаевич не даст соврать, как один из самых опытных депутатов.
Все начиналось со всяких индийских рупий и дальше, и дальше, и дальше. Все мы это знаем и как бы, так сказать, если мы хотим хоть чуть-чуть влиять, я считаю, мы должны здесь проявить солидарность.
И еще один вопрос. Уважаемый депутат Москалец говорил о том, что да что там вспоминать старые какие-то дела, хотя я абсолютно с этим не согласен, там потеряны миллиарды долларов, почему их не вспоминать. Почему вы так легко распоряжаетесь этим? Но мы и вперед же ничего не делаем!
Вот в понедельник переговоры, так сказать, с Анголой. Вы знаете что-то об этом? Вы знаете об этом? Вы ничего... А должны хотя бы поставить в известность. Пусть там присутствует Любовь Константиновна на этих переговорах, расскажет нам, как решался вопрос.
А 21 числа мы тут копейки будем делить на бюджете. Каждый будет говорить: дайте для Саратовской области, дайте для Ивановской области пять копеек, дайте для Курска пять копеек. А там легко люди собираются, фамилии которых не знают вообще никто кроме узкого круга, и они будут решать, так сказать, как будет решаться вопрос на сотни миллионов долларов. И как будут стратегически развиваться отношения с целой страной, потому что если, допустим, с теми же ангольцами поссорятся, то, естественно, туда не придет ни "АЛРОСА", ни Газпром, ни наши нефтяники. И на годы эти люди нам испортят отношения. Потом мы будем ездить туда с визитами, Сергей Николаевич, парламентскими, улыбаться, а нас там принимать никто не будет.
Боос приехал в Анголу, его там никто не принял! Знаете вы об этом? Его никто там не принял, потому что зачем он нужен? Там торчат китайцы, а китайцев принимают на любом уровне моментально. Потому что нет влияния никакого политического, потому что все вопросы разорваны. Бухгалтеры отдельно себе там кроят откаты, политики вообще не знают, где Ангола находится, а Думу отстранили вообще от всего. Вот и все, вся наша система.
В советское время семь структур принимали решения по внешнеполитическим вопросам. Вот такие переговоры, допустим, которые были бы там по долговым вопросам, семь... шесть отделов ЦК КПСС были в курсе, Минфин был бы в курсе, МИД был бы в курсе, КГБ был бы в курсе, военные по своей линии, ГИУ - Главное инженерное управление ГКЭС было бы в курсе и так далее. И они бы все согласовали, без согласования всех ведомств никто бы не вышел на эти переговоры.
Сейчас - дурдом. Два сотрудники Минфина, несколько сотрудников Внешэкономбанка и все. И все, вот они все решают. Ни депутатов, вообще никого. Кстати говоря, даже Верховный Совет в старые времени, который ругали, что он был такой сякой, вот комиссия, которая занималась международными делами, которую возглавлял, извиняюсь, Пономарев - заведующий международным отделом ЦК КПСС, так он был в курсе всех движений. Ну всех! Ни один вопрос: ни долговой, ни тот, ни другой, так сказать... ставились в известность.
И депутаты, даже колхозники там, чабаны сидели в этом отделе, и то им доводили до сведения многие вещи, чабанам говорили это. Мне Расул Гамзатов в свое время рассказывал, я устал, говорит: "Мне шлют бумаги всякие, так сказать, там отчитываются по каким-то переговорам. Почему, зачем мне это надо? Я поэт". А он был членом Президиума Верховного Совета, а ему слали все бумаги и в том числе секретные, докладывали, рассказывали, согласовывали. В том числе он в больнице лежал, ему звонили и говорили: "Вот как этот вопрос?" Это в советской системе, которую мы критикуем, была бюрократическая демократия самая натуральная. Она была бюрократическая, но она была демократия абсолютнейшая совершенно.
И система принятия решений. Сейчас ни системы принятия решений, ни демократии и не бюрократии нормальной, ничего нет вообще, группа товарищей. Вот поэтому еще раз призываю депутата Москалец взять свои слова назад, Конституцию, так сказать, мы не нарушаем. Проголосовать, хоть чуть-чуть расширить наши возможности. А в понедельник уже Думе подключиться к переговорам, так сказать, может быть, не говорить там слова, но в плане информации. Доложить нам, что происходит по ангольским долгам, доложить нам, связаться с Алешкиной в понедельник и сказать, когда она будет платить по Сбербанку и с Кудриным поговорить. Хоть векселя пусть выпускают на тему, так сказать, долгов, по внутренним долгам по Сбербанку.
И на этой волне, конечно, мы выиграем выборы, если мы сделаем хотя бы вот эту сбербанковскую историю совместно все фракции, находящиеся здесь. Ну, хоть что-то мы можем сказать населению. Мы за 1991 год за этих "ослов", которые развалили страну, отчитались хоть чуть-чуть. Пусть они там сидят на даче, так сказать, ничего мы им не сделаем, но мы вам хоть часть денег отдадим, так сказать, вот вы можете воспользоваться. Мы приносим извинения.
Поэтому обязательно надо это сделать, и у Государственной Думы должна быть позиция по управлению внутренним, подчеркиваю, и внешними долгами. Информация, позиция, в ключевых переговорах участие на уровне, может быть, вице-спикеров, и понимание позиции, чтобы нам могли доложить, как расходуются наши деньги, заметьте. Это не деньги... и не деньги Кудрина, и не деньги Внешэкономбанка, Дмитриева, да, это деньги, так сказать, деньги всей страны, наших избирателей.
Спасибо за внимание.


к началу страницы 
Приемная Алексея Валентиновича МИТРОФАНОВА
телефон: (495) 662-2616
e-mail: duma@alexeymitrofanov.ru
•   •   • 
По всем вопросам связанным с функционированием
сайта просим обращаться в студию ArtSPb.Ru
webmaster@alexeymitrofanov.ru
•   •   • 
Книги А.В. Митрофанова По материалам прессы Фотогалерея А.В. Митрофанова Видеофрагменты выступлений А.В. Митрофанова Послать с сайта письмо А.В. Митрофанову