НОВЫЕ
МАТЕРИАЛЫ
Ток-Шоу Алексея Митрофанова
Добавлены записи эфиров ток-шоу "Час Будущего", которое ведет Алексей Митрофанов на радиостанции Мегаполис-ФМ.
Новая книга Митрофанова
Пресс-Портрет
Новая рубрика Пресс-Портрет познакомит с публикациями в СМИ с упоминанием А.Митрофанова.
Новые фото.
Добавлены фотографии разных лет в фотогалерею Митрофанова.
Фото
Добавлены новые фотографии Митрофанова из его зарубежных поездок.
Видео
Постоянно обновляется раздел видео - новые выступления Митрофанова по ТВ.

Официальный сайт политической партии ''СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ''

Пресс-портрет Митрофанова





СТЕНОГРАММЫ ЗАСЕДАНИЙ

Здание Государственной Думы. Большой зал.

13 октября 2006 г. 10 часов.

Председательствует Первый заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации О.В.Морозов.

Митрофанов А. В. На карточку Слуцкого.
Я прошу поставить сегодня на фиксированное время, на 12.30, постановление, которое вносится фракцией ЛДПР, о состоянии гражданской авиации, авиационной инфраструктуры. И второе, о миграционных процессах в Российской Федерации. Их уже месяц маринуют, не ставят, они идут в хвост повестки дня. Они есть в повестке дня, но опять они то ли будут, то ли нет. И до 8 октября, до выборов, их вообще не поставили по понятным причинам. Потому что оба постановления касаются сущностных проблем в нашем обществе. И мы требуем, чтобы поставили на фиксированное время. Обе проблемы крайне серьёзные. Миграционные процессы и состояние авиации и авиационной инфраструктуры.

Мы там делаем серьёзные предложения, вплоть до отставок крупных руководителей в авиационной отрасли. Делаем предложение и по миграционным процессам.
Председательствующий. Уважаемые коллеги!


Митрофанов А. В. Уважаемые депутаты! От имени фракции Либерально-демократической партии России вносится проект постановления "Об обращении "К Президенту Путину о состоянии гражданской авиации, авиационной инфраструктуры и авиационной промышленности в Российской Федерации".
К сожалению, долго обсуждался этот проект постановления, и мы его готовили гораздо раньше и хотели бы обсудить раньше, но, как говорится, я думаю, что политические причины были того, что, так сказать, он обсуждается именно сейчас.
Тем не менее, вопрос этот принципиальный характер носит, и я думаю, что именно в таких вопросах мы должны обеспечивать единство взглядов различных фракций. Так что я постараюсь убедить коллег проголосовать, и всех членов всех фракций понять, о чём идёт речь.
Мы неоднократно в этом зале обсуждали авиационные катастрофы последних месяцев, которые унесли жизнь более 500 человек, три катастрофы, которые проходили соответственно за последние месяцы. Произошло несколько катастроф, которые привели к многочисленным человеческим жертвам.
В числе основных причин этих катастроф выделяется отсутствие государственной системы регулирования авиационной безопасности, снижение уровня подготовки лётного состава, диспетчерской авиационной службы, недостаточная чёткость инструкций по управлению воздушными судами в различных ситуациях, снижение уровня требования допуска к эксплуатации аэродромов и других объектов авиационной инфраструктуры.
Сегодня около 70 процентов гражданских воздушных судов российского производства находится в заключительной стадии эксплуатации. В течение 1999-2005 годов ежегодно подлежали списанию около 300 гражданских воздушных судов, которые эксплуатировались в течение 20-30 лет. В случае, если парк гражданских воздушных судов российского производства не будет пополняться воздушными судами нового поколения, отвечающим современным требованиям, российские авиакомпании будут вынуждены приобретать иностранные воздушные суда.
Но, мы видим, что и приобретение иностранных воздушных судов - это очень сложный процесс. Если вы думаете, что западные авиакомпании, которые, конечно, лоббируют здесь свои интересы, так легко и быстро поставят нам новые суда, то это тоже иллюзия, потому что новые суда надо заказывать за несколько лет. И как мы сейчас видим картину с аэробусом, они не могут в сроки обеспечить поставку новых аэробусов, переносят сроки, и мы ничего не можем сделать в этой ситуации. Поэтому ситуация с аэробусом как раз показывает, что нам надо иметь собственную авиационную промышленность, иначе мы будем полностью зависеть, в том числе и по политическим причинам, от иностранных поставок и поставок запчастей. И в итоге можем практически полностью остановить страну, остановить авиаперевозки.
По сравнению с 1991 годом общий объём производства предприятий авиационной промышленности сократился в 10-20 раз. Количество отечественных воздушных судов, производимых в России, уменьшилось в десятки раз. В то же время возрос объём закупок на лизинговой основе гражданских воздушных судов иностранного производства, уже имеющих значительный срок эксплуатации, что, кстати, противоречит положениям статьи 2 и 3 федерального закона от 1998 года "О государственном регулировании развития авиации", одним из авторов которого я был в своё время.
Для обеспечения безопасности полётов нам надо обеспечить производство не менее, ну по разным оценкам, 70, 50, 100 воздушных судов нового поколения в год. И, в принципе, так сказать, это вполне возможно.
И главный пафос этого постановления в том, что мы должны ежегодно выделять дополнительные средства из федерального бюджета в размере 60-90 миллиардов рублей, 60-90 миллиардов рублей, или, в конце концов, обеспечить госгарантии по производству судов. Если мы не будем закупать каждый год суда нового поколения российского производства, желательно, в крайнем случае, иностранного, в крайних каких-то случаях, то дальнейшей перспективы нет не просто у авиации, а в целом у страны.
Посмотрим на конфигурацию нашей страны и поймём, что, как говорил в 1983 году Андропов: "Транспорт России имеет политическое значение", то есть единой страны у нас не будет, если не будут обеспечены авиаперевозки. Если мы не сможем летать завтра в Иркутск, в Хабаровск, Владивосток, всё, значит, у нас не будет единой страны. Процесс полураспада и так идёт, но мы увидим реальные проблемы. Остановите на два, три, четыре дня перевозки, скажем, дальние, дальнемагистральные, и вы увидите, что произойдёт.
Поэтому в этой связи, и это подтвердил "круглый стол" по вопросам авиации, который проходил под председательством Язева в Государственной Думе, где, я думаю, за долгие годы впервые собрались все руководители отрасли, с одной стороны, даже пилоты, те, кто эксплуатирует, и депутаты, и он прошёл в очень критическом режиме, это очень важный был, я думаю, "круглый стол". Но мы должны сделать из этого выводы.
В государстве сегодня есть деньги, и есть огромный профицит бюджета, неужели мы не можем 60-90 миллиардов выделить сейчас? Вы мне кажите: оформляй поправку в бюджет! Но нам нужна согласованная позиция, мы можем написать поправку в бюджет, она не пройдёт, и будет поставлена на голосование за пять минут до окончания дискуссии по бюджету, и ничего толком... Смолин здесь десятки поправок внёс, ну и чего толку? Никакого.
Нужна согласованная позиция, в этом смысл нашего сегодняшнего разговора, чтобы все мы в этом вопросе объединились и понимали, нам надо выделять.
Прошла коллегия под председательством Иванова, коллегия по транспорту, вы знаете, там тоже ставились вопросы. Но нам нужно закупать российские суда.
Есть и специфические проблемы отрасли, которые мы хотим поднять, тоже здесь. Уже десятилетие, 15 лет, как всё время, когда говорили о том, что на авиацию нет денег, на закупку судов нет денег. Так называемая компания "Аэрофлот" получала компенсационные сборы по транссибирским маршрутам, то есть западные авиакомпании платили и платят, и будут платить серьёзные деньги за то, что они имеют возможность летать по транссибирским маршрутам. Это помимо авианавигационных сборов, которые во всех странах мира существуют. Фактически это плата за величие нашей территории, давайте прямо говорить. Это национальный некий сбор, который получала одна компания.
Сумма этих денег где-то простиралась в год от 250 до 400 сейчас миллионов долларов. Вопрос этот крайне деликатный. Он всегда проходил в закрытом порядке. И мы не против, чтобы какая-то компания, тем более имеющая государственное участие, это делала. Но мы просим тогда эту компанию, покупайте российские суда, и мы закроем этот вопрос. Ну что же вы делаете? Вы получаете дополнительно к своему бизнесу ещё каждый год 250, 300-400 миллионов и в то же время вы говорите, нет, мы на Илах летать не будем.
Вам дали отсрочки по ввозу судов таможенные. Вы обещали за это закупить российские суда. Вы опять их не закупили. И сейчас вы говорите, на 6 миллиардов мы ввезём иностранные суда. Но подождите, но так же не бывает, но так не должно быть. Если бы эти деньги своевременно вкладывались в приобретение новых российских судов, у нас был бы совсем другой уровень авиации.
В этой связи я хочу поставить здесь вопрос и о руководстве отраслью. Уже 6 лет отраслью фактически управляет Нерадько Александр Васильевич. Он выступал на "круглом столе". Он меня просто изумил. Где-то две недели назад на заседании правительства он говорил, старый компьютер управляет воздушным движением в московском регионе. На его модернизацию нужны... И он назвал там серьёзную сумму, 6 миллиардов рублей немедленно, иначе на 4 минуты завис компьютер, открыл он тайну. Кстати, интересно, возбудила ли прокуратура какое-то дело по этому вопросу, потому что он сказал, 4 минуты завис компьютер в московском регионе. Надо 6 миллиардов рублей.
Он же подписывал со стороны государства эти бумаги на транссибирские сборы компании "Аэрофлот". То есть он прекрасно знает, что на аэронавигацию или там на развитие, или там не знаю на что, "Аэрофлот" получал 250-400 миллионов в год от иностранных компаний, как часы.
Когда было плохо с бюджетом, когда хорошо было с бюджетом - всегда получали, да. Но никогда не делились.
Ну ладно, в своё время Борис Абрамович не давал - он имел политическое влияние. Но прошло... уже нет Бориса Абрамовича, он в Лондоне сидит на Даун-стрит 7. И что?! Так сказать. А 6 лет Нерадько, вместе с руководством "Аэрофлота", куда девают эти компенсационные сборы?
Но это же серьёзный вопрос! И теперь в новом качестве этот же человек говорит: а неплохо было бы, государству раскошелится, иначе у нас тут такое будет, сюда будут падать. - Но это не серьёзно! Это не серьёзно.
Поэтому мы ставим вопрос о том, чтобы такие руководители, как Нерадько ушли, ушли в отставку, безусловно. Потому что они, то в одном виде руководителей Федеральной авиационной службы, то в другом виде руководители надзорной службы, то в третьем виде: руководители Росаэронавигации. Всё падает. И они всё говорят: вот, понимаете, проблемы - нет денег.
Да как нет денег! Я вам прямо называю источник. При этом ещё в конце 90-х мы посылали ему запрос: дайте договор этот о компенсационных сборах. - Ничего не было. Я не видел договора. Ни один депутат сидящий здесь, договора не видел, всё это засекречено. Вроде как существует вообще в одном экземпляре.
Ну давайте разберёмся в этом вопросе совместно с вами, со всеми. Я направил соответствующие бумаги в Генеральную прокуратуру. И мы не такие здесь злые люди. Но мы не можем смотреть на ситуацию, когда не закупаются наши суда, не финансируется наша промышленность. Стоит Ульяновск, да. Стоит Казань. Стоят наши авиационные заводы. При этом компания говорит: нет денег, нет возможности.
Дальше. Ещё в начале 2000-х годов ставился вопрос о различных неполадках и вопросах обеспечения безопасности. У меня в руках есть даже некоторые документы, касающиеся борта № 1 нашего, ИЛ-96. Когда докладывалась проблема, которая существует на этом борту, с главным нашим пассажиром.
И решение опять межведомственной комиссии, что нет, ничего, всё нормально, так сказать, это всё штатные, так сказать, неприятности и так далее. Подпись опять "Нерадько", да? И опять так сказать, всё те же, всё те же.
Поэтому мы должны внимательно посмотреть на эту ситуацию. И чтобы отраслевики прекратили нам говорить, что денег нет. Мы выяснили, они есть. Деньги есть и в бюджете у нас. Мы тоже можем дополнительно государственное финансирование выделить. Они должны свою ответственность перед обществом, так сказать, воспринять и понять. Они должны вспомнить о соглашении 1999 года, когда им дали таможенные льготы для ввоза западных судов в обмен на обязательство, что они закупят русские суда. Они русские суда не закупили.
Ещё один момент. Вот наша политика, да. Мы, с одной стороны, не финансировали свою промышленность, не закупали наши суда, хотя деньги, как я доказал, были. С другой стороны, мы ввозили хлам авиационный западный. Но, по сути дела, это старые суда. Это экономичнее, конечно, дешевле стоят. И при этом говорили: а мы же... у нас же высокие таможенные платежи, это же защита национальной промышленности, то есть самое худшее решение - свои не производили и хлам ввозили. В финале все мы летаем на старых самолётах, что новые, что старые. Но полностью дефективная политика. Но я понимал бы их ещё бы, да, они целенаправленно разрушили авиационную промышленность, закупили лучшие иностранные самолёты, говорят, ради безопасности мы вот взяли. Так они худший вариант - они худшие иностранные самолёты и наше старьё. И новый самолёт только у Романа Аркадьевича Абрамовича. У него новый самолёт. Потому что он - молодец, он о себе заботится. Да? Даже руководство страны не может себе позволить летать на новых самолётах. И, так сказать, спикер наш летает на хламе, да, так сказать. Я переживаю за него. И все... И мы должны переживать за наших депутатов, которые тоже летают на хламе. Только Роман Аркадьевич летает прилично. На чём-то, наверное, приличном летает и Нерадько, я думаю, там на каком-нибудь "Гольфстриме" или как-то ещё. Я не знаю. Может быть, он ездит на поезде даже, как опытный человек, понимая, что, так сказать, на самолёт опасно садиться.
Вот до чего мы доигрались, что ни одна категория граждан даже очень богатых не имеет уверенности и авиационной безопасности, кроме пары человек, может быть, кто летает на новых самолётах. Остальные все, включая руководителя страны, летают на достаточно старых самолётах. 10-летний самолёт считается новым, а всё остальное вообще фактически авиахлам.
Давайте задумаемся, ну хоть себя полюбим. Если мы не можем полюбить других, давайте начнём, что полюбим себя, и будем закупать новые самолёты. Спасибо.

Председательствует заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации А.Н. Чилингаров.

Председательствующий. Пожалуйста, содоклад Юрия Петровича Сентюрина, заместителя председателя Комитета по энергетике, транспорту и связи.



Председательствующий. Пожалуйста, Алексей Валентинович. Митрофанову включите микрофон.
Митрофанов А. В. Светлана Петровна, посмотрите повнимательней постановление. Собственно смысл его главное сводится к тому, чтобы, во-первых, создать министерство гражданской авиации, что неоднократно предлагала фракция ЛДПР, и выделять в год не менее 690 миллиардов на закупку новых судов. Мы это можем сделать. Сейчас огромный профицит бюджета. Вот собственно всё. Мы можем поправки и к воздушным... Я этим занимался, я один из авторов закона "О госрегулировании авиации", я добивался, чтобы не более 25 процентов иностранцы могли покупать у нас в авиапредприятиях. 10 лет эта норма служит. Вот сейчас её чуть-чуть модернизировали. Понимаете?
Ну, давайте, главному дадим денег из государственной казны на закупку новых самолётов, ради себя. Хотя бы ради себя, чтобы мы с вами тревожно не читали, так полёт в такой-то город, самолёту лет 40. Вот депутат Останина на меня смотрит и улыбается. Понимает. Ей скоро лететь в родной город и лететь на каком-то хламе. Вот ради этого. Всё. Что тут непонятного? И не понятно, почему депутат Сентюрин против этого? Это главное. Пафос этого постановления.
Председательствующий. Хорошо. Давайте, вопрос к вам сейчас. К вам вопрос был. Глотов Сергей Александрович, кому вопрос? Коллега, пожалуйста.
Глотов С. А. Уважаемый Алексей Валентинович. Вы подготовили очень добротный документ, проект обращения. Вот мы будем его поддерживать. На ваш взгляд, всё-таки почему с такой настойчивостью Аэрофлот и другие компании продавливают вот именно зарубежную технику? Почему наши администрации всевозможного рода авиационные ведут себя примерно таким же порядком? Спасибо.
Председательствующий. Пожалуйста. Митрофанову включите микрофон.
Митрофанов А. В. Здесь ряд причин, некоторые я называл. И, конечно, лоббирование западной техники идёт с 1991 года.
С 1991 года проталкивается крупными компаниями, они умеют это делать.
Обратите внимание, любая катастрофа западного судна - ошибка пилотирования. Ниш пилоты ничего не знают, не понимают. Любая авария российского самолёта, сразу: старый самолёт, отказало то, нельзя на этом летать. Вы понимаете? То есть идёт работа, люди работают. И надо сказать, небезуспешно. Плюс они дают ограничения на западный рынок.
"Аэрофлот" хочет летать за границу. Им говорят: вот у вас шумы. "Аэрофлот" бы мог сказать: а мы вам закроем тогда транссибирские маршруты. Они этого не говорят, потому что это 400 миллионов в год в карман. Понимаете? Как свой карман-то закрыть? Это нельзя делать. Вот так всё и происходит.
Раньше бы Советский Союз сказал: знаете что, шумы? Значит, мы вам закроем транссибирские маршруты. Они бы замолчали и всё бы сделали на второй день. Но мы этого не говорим. И, к сожалению, так сказать, руководители отрасли тоже всё больше и больше склоняются к западным судам. Но мы должны понять, чем это закончится.
Председательствующий. Семаго, пожалуйста, Владимир Владимирович. Ваш вопрос кому?
Семаго В. В Алексею Валентиновичу.
Алексей Валентинович, я прекрасно понимаю, что проект подготовлен в достаточной степени ещё и для того, чтобы учесть интересы российских компаний, чтобы им выделили дополнительные средства. И я думаю, что это правильная позиция.
Но у меня вопрос очень конкретный. Билет до Парижа или билет до Лондона "British Airways" или "Air France" стоит дешевле, чем практически то же самое расстояние, если бы мы пролетали до Омска. То есть билет до Омска стоит дороже, чем до Лондона. Притом что наблюдение за полётом в Европе значительно дороже, чем по российской территории. Притом что наш внутренний керосин, конечно, дешевле, чем нежели международная цена на топливо. Вы не могли бы этот парадокс как-то вот прокомментировать? Потому что, я так понимаю, что постановление всё-таки в основе своей держит интересы бизнеса.
Председательствующий. Пожалуйста, Митрофанову включите микрофон.
Митрофанов А. В. Постановление держит не интересы бизнеса, а национальные интересы России прежде всего. Национальные интересы России. Конечно же, цена 70 тысяч за билет во Владивосток - это преступление. Просто преступление. У нас не будет единой страны. Не будет единой страны, вы правы. И, может быть, поставить вопрос о компенсационных здесь, о компенсациях в компаниях там за эти пролёты и за контроль за ценой.
Безусловно, это парадокс, а от чего он возникает, я вам скажу. Из-за монопольного положения компаний, компании договорились между собой, они уже знают, кто летает, летает один и тот же контингент. У нас в стране летает 3 процента населения, а если посчитать частотность полётов, 1 процент населения, и, как правило, те люде, которые и 70 дадут, и 80, и 100, и даже 120 ещё заплатят, да. Вот, так сказать, они это знаю примерно, кто летают, а они жмут. Это, конечно, не дело.
Председательствующий. Пожалуйста. Коллега, Заполев Михаил Михайлович, ваш вопрос кому? Снимаете. Гайнуллина Фарида. Гайнуллина, ваш вопрос.
Гайнуллина Ф. И. Простите, уже задали.



Митрофанов А. В. Депутат Кравец не прав. Правительство обедает сейчас, представители правительства, и правильно делают. Они по расписанию живут. И почему они должны реагировать на ваше заявление? В два часа обед. Всё правильно. Вот.
Уважаемые друзья, заявление Государственной Думы о миграционных процессах в Российской Федерации представляется фракцией Либерально-демократической партией России. Мы давно уделяли особое внимание миграционным процессам, но считаем, что в последнее время эти процессы приобрели острый характер и события в ряде городов последнего времени, самые известные из которых в Кондопоге, показывают, что мы должны активно заниматься этими вопросами.
Кондопога стала известна более других событий в связи с тем, что был заснят 40-минутный фильм об этих событиях, и он попал в Интернет и дальше попал на западные телеканалы. А в принципе мы должны твёрдо и честно сказать, что в десятках уже российских городах произошли события, и даже более жёсткие, чем в Кондопоге. И я думаю, что в ближайшие две недели мы собираемся собрать и представить все данные, касающиеся таких событий с фактами со всеми. Просто видеокартинка была только в этом городе, а на самом деле процесс такой отрицательный, негативный процесс самосуда со стороны населения обретает силу.
И если этим не будут заниматься государственные органы, не будет заниматься Государственная Дума, не будет заниматься Президент Российской Федерации, то тогда процессы приобретут неуправляемый характер. Ради этого мы подготовили это постановление.
Государственная Дума должна отметить, что в поисках рабочих мест всё большее количество граждан покидает места жительства на территориях одних субъектов Федерации, пребывают на территорию других субъектов Федерации. Так же из стран СНГ очень многие граждане приезжают в субъекты Российской Федерации, что порой приводит к конфликтам.
Взаимоотношения между гражданами, постоянно проживающими на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации, и вновь прибывшими гражданами осложняются тем, что вновь прибывшие граждане, создавая различные коммерческие структуры, в том числе организовывая торговлю на рынках, открывая рестораны, бары, казино, составляют недобросовестную конкуренцию в бизнесе гражданам, постоянно проживающим на территории указанных субъектов Российской Федерации. Не всегда соблюдают при этом законодательство, не всегда учитывают местные традиции и обычаи.
Известный случай, произошедший в 2006 году, показывает, что в ряде субъектов Российской Федерации администрации муниципальных образований и правоохранительные органы оказались неспособными предотвратить массовые беспорядки, возникшие на почве неприязни между гражданами, постоянно проживающими на их территории и вновь прибывшими гражданами.
Как вы, наверное, чувствуете, мы вводим здесь новое понятие "новь прибывшие граждане" и "граждане, постоянно проживающие" на территории субъекта Федерации. Президент дал термин "коренные", "коренные жители". Но вот мы где-то ближе. Не в национальном плане различие, чтобы правильно понимали, а мы вновь, новое здесь вводим различие, как вновь прибывшие и граждане, постоянно проживающие.
Мы считаем, что в целях решения этих проблем администрации муниципальных образований следует более внимательно относиться к вопросам приобретения вновь прибывшими гражданами в собственность ресторанов, баров, казино и других коммерческих организаций, то есть, тех организаций, где по роду деятельности люди соприкасаются с большими потоками граждан.
Назрела необходимость, чтобы в составы администраций субъектов Российской Федерации и муниципальных образований были включены должности заместителей глав администраций по работе с вновь прибывшими гражданами.
Мы считаем также, что должен быть создан научно-исследовательский центр по анализу межнациональных отношений, который мог бы прогнозировать возможность возникновения соответствующих конфликтов, вырабатывать предложения о мерах по их предупреждению и разрешению.
Уважаемые друзья, уважаемые коллеги! Мы считаем, ещё раз подчёркиваю, что рассмотрение данных вопросов в Государственной Думе имеет огромное значение. Потому что не секрет, что в регионах падает доверие к власти в целом. Ещё остаётся доверие к Президенту Российской Федерации, к отдельным депутатам, кого люди узнают. Но уже и это доверие сильно подтачивается. И полное неверие в местную власть толкает людей на действия активного, скажем так, характера.
Мы должны понимать, что если мы будем замалчивать эти вопросы, не обсуждать их, тогда мы точно приведём ситуацию к тому, что не оставим населению другого выбора, кроме как быть вовлечёнными в конфликты типа кондопожского. Об этом, кстати говоря, и говорили люди, которые там участвовали.
Они говорили о том, что мы не верим ни в какую власть, и решили взять инициативу в свои руки.
То есть, чем больше мы будем отнекиваться от этих вопросов, не видеть их, и не предлагать никаких решений, тем больше будут возникать конфликты. И когда прошли самые вегетарианские мероприятия сейчас по, скажем, грузинской диаспоре, самые вегетарианские, да, уже раздался дикий шум: государство не должно... Но мы должны объяснить всем людям, приехавшим из других регионов, сказать им, что да, неприятно, когда милиционер спрашивает паспорт или когда интересуется на улице, или когда заходят в казино или в ресторан. Но это лучше, когда это делает представитель государственной власти, который ещё ссылается на какие-то законы. Это лучше, чем туда придёт толпа и всё сожжёт. - А вот с ними разговаривать некому будет. Это абсолютно правильно.
То есть в этом смысле президент и сориентировал, что нужно что-то делать, именно в этом смысл его субботнего выступления, после чего начались некие мероприятия по проверке диаспор. Лучше это будет делать представитель государственной власти. Да, это не очень приятно. Но он хоть как-то будет действовать в пределах закона. И будет действовать относительно мягко.
А вот уже толпа мягко действовать не будет, ей всё равно. И имён там не узнаешь, кто это. И мы помним конфликты на территории СССР в конце 80-х годов, когда тоже Рафик Нишанович на Верховном Совете рассказывал, что это продавцы арбузов немножко пошумели тут, и всё вот так получилось, это всё... Примерно такие выступления, к сожалению, я слышал вчера на комитете на нашем, когда обсуждались кондопожские события: ничего не было, там просто кто-то подрался в ресторане "Чайка".
Ну слушайте, ну Рафик Нишанович жив, прошло сколько времени, да! И всё те же объяснения.
Нельзя так делать, нужно опережать события. Надо видеть события. Надо понимать, что происходит. Надо реагировать на них, в том числе и должна быть система информирования, так сказать, об объективной ситуации в стране. Нужны, конечно, и смелые предложения в сфере миграционной политики. Ряд этих предложений представлял Владимир Вольфович Жириновский. И тоже как бы реакция, я думаю, как часто это бывает с его предложениями, наступает через семь, восемь, десять лет.
Нам нужно сотрудничать с теми странами и с теми диаспорами, кто не стремится к ассимиляции. Да, действительно, у нас есть потребность в рабочей силе, у нас есть потребность, так сказать, закрыть на определённых направлениях и пригласить рабочих. Но давайте сотрудничать с теми, кто не стремится к ассимиляции. Допустим, северные корейцы. Их можно ввозить в огромных количествах, и они могут работать. И они уедут потом, через два-три года по окончании контракта. Они не привезут семей. Они не будут бегать за русскими девушками, да. Они не будут ни с кем знакомиться. Они отработают три года и уедут.
Но мы идём совершенно другим путём - мы завозим тех, кто стремится к ассимиляции, приезжают те, кто хочет остаться здесь, и ставит такую цель, и останется через два-три года. Создаст сначала свою компанию маленькую, там поработав в одном месте, поработав в других, скопив денег, что-то купив и так далее... Мы же видим этот процесс. И часто это люди, не знающие русского языка, не знающие местных обычаев и традиций, что вызывает недовольство населения. Поэтому глубокой работы мы не видим.
И когда Миграционная служба и ведомство Зурабова вносят новые предложения, они должны именно учитывать предложения, так сказать, наши предложения, контактировать с теми странами и диаспорами, не стремящимися к ассимиляции в России, два-три года - уехали, три года - уехали. И регулируемые, чтобы эти люди, которые работали, регулировались, контролировались со стороны своих, так сказать, руководителей или страны, или диаспоры. То есть здесь необходимо так поставить работу.
Мы должны здесь ещё поговорить и о том, что происходит в культурном смысле.
В культурном смысле мы видим интервенцию чужой культуры, чужого мировоззрения, чужого поведения и мы тоже это не можем не оценивать. Если мы это не будем оценивать, то это оценят уже неформальные организации, которым не нужны ни законы и не нужны ни какие-то установления и никакие постановления.
Поэтому ещё раз обращаю ваше внимание, что это заявление по миграционным процессам. Нами подготовлены и конкретные изменения в Уголовный кодекс. Опять же мы понимаем, что можно выдвинуть эти изменения в Уголовный кодекс и напороться там на 60 голосов. Поэтому мы хотим партии большинства, тоже предложить им обсудить это дело.
Речь идёт о том, чтобы ввести уголовную ответственность, подчёркиваю, уголовную ответственность за незаконное пребывание на территории Российской Федерации. Вот человек въехал по визе, виза закончилась. Если он находится незаконно на территории России, ни депортировать весело на самолётах за счёт Российской Федерации, а два года лишения свободы, уголовное наказание. Сегодня это административное нарушение. И мы хотим, мы внесли это пакетом. Наш пакет разодрали по разным комитетам. То есть мы хотели убрать штрафы из гражданского законодательства, ввести уголовную санкцию в уголовное законодательство.
У нас получается странность: если я незаконно въехал на территорию Российской Федерации, то есть незаконно пересёк границу - до пяти лет лишения свободы. То есть если меня поймал пограничник с собакой, всё, пять лет, да, и мы держим Пограничную службу. Но если я взял на неделю, получил визу на две недели, въехал как турист, потом год живу, меня с уважением, так сказать, ну там штрафик возьмут, всё. Да, я потом уеду на самолёте или там что-то со мной, может быть, по минимуму произойти. Я могу что-то дать там сотрудникам соответствующим. Почему? Это разная здесь санкция у нас. Зачем мы тогда держим Пограничную службу? То есть мы держим Пограничную службу непонятно в каких целях. Мы укрепляем её, даём огромные деньги.
А держим мы её, по сути, для тех бедняг, которые не могут взять визу и приехать в Россию, а потом годами здесь жить. Странная позиция, согласитесь? Поэтому надо очень чётко.
И когда Саакашвили нам говорит, что вы не теми самолётами возите, скотовозками возите, мы ему скажем: мы этапами потом будем перегонять и отсылать твоих граждан, этапами. Хочешь, не будет скотовозок, всё будет культурно, по этапу пойдёте, до двух лет лишения свободы. Вот и всё. И другого здесь выхода нет.
Поэтому прошу поддержать постановление, как постановление, которое анализирует ситуацию в сфере миграционных процессов, а следующим этапом мы вносим изменения в Уголовный кодекс. Это серьёзная санкция за незаконное пребывание на территории Российской Федерации. Не за пересечение незаконно границы, а незаконное пребывание. И, пожалуйста, найдите мне мотивировку, что я не прав, что незаконное пересечение границы - это уголовная жестокая, достаточно жёсткая санкция, а пребывание незаконное годами здесь - это мягкое нарушение, где ты должен заплатить штраф и остаться в полном покое. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Информирую палату, что докладчик имел возможность полностью высказать свою позицию в течение 15 минут, отведённых ему Регламентом. Это чтобы потом не было обвинений в мой адрес, что мы комкаем обсуждение.


к началу страницы 
Приемная Алексея Валентиновича МИТРОФАНОВА
телефон: (495) 662-2616
e-mail: duma@alexeymitrofanov.ru
•   •   • 
По всем вопросам связанным с функционированием
сайта просим обращаться в студию ArtSPb.Ru
webmaster@alexeymitrofanov.ru
•   •   • 
Книги А.В. Митрофанова По материалам прессы Фотогалерея А.В. Митрофанова Видеофрагменты выступлений А.В. Митрофанова Послать с сайта письмо А.В. Митрофанову